2009-03-23 Последнее Слово

Выступление подсудимого с последним словом

В судебном заседании установлены следующие факты:

1. 07 сентября 2007 года на территории СНТ «Весна» меня лишили имущества – щита учета э/энергии, приобретенного и установленного за мой счет.

Статья 35 Конституции РФ гласит: «Право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда»

Какого-либо решения суда, касающегося факта изъятия у меня имущества, не представлено. Изъятие моего имущества производилось незаконно.

2.  07 сентября 2007 года на территории СНТ «Весна» находился участковый Насакин А.В. Он отказался что-либо предпринимать, даже выяснить законность проведения работ, заявив, что его интересует только, чтобы не было драки, остальное – не его дело.

Статья 10 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-I «О милиции» гласит: «Милиция в соответствии с поставленными перед ней задачами обязана: … предотвращать и пресекать преступления и административные правонарушения; выявлять обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимать меры к устранению данных обстоятельств

Участковый Насакин устранился от помощи нуждающимся гражданам, в то же время указал, что граждане были возмущены происходящим на территории СНТ настолько, что он опасался силовое развитие событий. Это еще одно нарушение закона.

3.  07 сентября 2007 года я обратился в Апрелевский ГОМ с заявлением, где сообщил о пропаже щита, бездействии участкового Насакина и всем, что мне известно. И просил разобраться в ситуации и принять меры, предусмотренные Законом.

4.  Свидетель Насакин А.В. в судебном заседании пояснил, что проверка моего заявления была поручена ему, однако сразу после 07 сентября 2007 года он ушел в очередной отпуск и несколько месяцев проверкой не занимался.

5.  12 сентября 2007 года в Апрелевский ГОМ поступило заявление от председателя Анохина, где он сообщал о том, что я обратился в милицию «с заведомо ложным доносом», так как мой щит изъят комиссией СНТ.

Статья 6 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» прямо устанавливает: «При рассмотрении обращения не допускается разглашение сведений, содержащихся в обращении, а также сведений, касающихся частной жизни гражданина, без его согласия.

После подачи заявления 07 сентября 2007 года со мной никто из сотрудников Апрелевского ГОМ не связывался по вопросам проверки заявления и своего согласия на разглашение сведений я не давал. Информация о моем заявлении была тут же сообщена лицам, причастным к совершению этого преступления — при этом проверка еще не начиналась. Это еще одно нарушение закона.

6.  Через полгода, 24 января 2008 года, в здании Апрелевского ГОМ участковый Насакин А.В. возвратил мне щит учета, пропавший 07 сентября 2007 года, и информировал меня о том, что произвел проверку моего заявления и отказывает в возбуждении уголовного дела, так как нарушений закона не обнаружил.

Статья 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» прямо устанавливает: «Запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется»

В своем заявлении в милицию я жаловался на бездействие Насакина, благодаря чему случилась пропажа моего имущества. Несмотря на это проверка моего заявления была поручена именно участковому Насакину А.В. Это также является прямым нарушением закона.

7.  В отказе участковый сообщал, что им опрошено множество свидетелей, и все они показали, что я обратился в милицию с заведомо ложным доносом. Однако опрошенными оказались исключительно лица, как оказалось, причастные к пропаже щита. Никто другой (включая садоводов, пострадавших от действий этих лиц и также обратившихся в милицию с заявлениями, свидетелей присутствовавших на территории СНТ) опрошены не были.

Статья 10 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» прямо устанавливает: «Государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо обеспечивает объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения, в случае необходимости — с участием гражданина, направившего обращение»

Этого сделано не было, проверка носила односторонний характер. Это еще одно нарушение закона.

8.  Несмотря на то, что допрошенные в ходе проверки, следствия и судебного разбирательства свидетели хорошо подготовились, их показания противоречат друг другу и представленным документам, подготовленными ими же самими. В частности:

 ­       Все свидетели обвинения являются членами различных комиссий, так или иначе причастных к пропаже моего имущества.

­       В акте, который по единодушному показанию свидетелей обвинения был составлен сразу после демонтажа моего щита, стоит дата 07 сентября, 12:25. Однако среди фотографий, приложенных Анохиным к своему заявлению, есть снимок, где я стою возле опоры освещения, на которой все еще установлен мой щит. И дата на фотографии: 07 сентября 2007, 12:35. Так когда же был составлен этот документ?

­       Свидетели обвинения единодушно утверждали, что при демонтаже снимались показания счетчиков. Но демонтировались электронные счетчики, показания которых видны, только если подключено напряжение. А линии электропередач СНТ были обесточены в целях безопасности с раннего утра. Никакая комиссия снять показания такого счетчика не могла.

­       Показания свидетелей обвинения прямо противоречат друг другу. Так, свидетель Филиппова О.Н. утверждает, что я лично присутствовал при демонтаже щита, и она сама это видела. Свидетель же Воробьева Н.И. утверждает, что в момент демонтажа я находился у нее в доме и пил с нею вместе чай. Эти противоречия так и не устранены в ходе судебного следствия.

9.  Свидетели обвинения утверждают, что 07 сентября 2007 года велись плановые работы. Однако, в материалах дела отсутствуют какие-либо свидетельства того, что 07 сентября 2007 года работы на территории СНТ «Весна» производились по плану: не представлены ни только проект изменения электросетей СНТ (без него запрещено производить работы) и акты выполненных работ (как по демонтажу, так и по монтажу) с подрядными организациями, но нет даже протокола общего собрания СНТ, на котором принималось решение о производстве подобных работ. Это свидетельствует о том, что электротехнические работы на территории СНТ носили неофициальный характер.

  1. При проведении проверки было допущено множество других грубейших нарушений закона, на которых я подробно останавливаться не стану. Скажу только, что ни на один вопрос моего заявления ответ не дан до сих пор.

Что же послужило причиной такой длинной цепи грубых нарушений закона?

В последнем заседании, на вопрос представителя прокуратуры, зачем участковому Насакину надо фабриковать против меня дело, я предположил, что это сделано им по ошибке. Сейчас я вижу, что я ошибся.

 07 сентября 2007 года на территории СНТ совершилось преступление – незаконное изъятие (демонтаж, хищение – слово не важно) чужого имущества. И все это происходило в присутствии сотрудника милиции Насакина, что сделало его соучастником этого преступления.

 Эти факты я честно изложил в своем заявлении. И не просто изложил – я заставил Апрелевскую милицию дать ответ на мое заявление. Длительное время его вообще отказывались рассматривать. На заявления других пострадавших ответы до сих пор не даны и местонахождение их пропавшего имущества неизвестно.

 В такой ситуации участковый Насакин увидел лишь один выход – фабриковать уголовное дело о заведомо ложном доносе в отношении заявителя и пойти на новые нарушения закона. Иначе ему пришлось бы признать свою профессиональную несостоятельность и фактическое соучастии в совершенном преступлении.

 Статья 6 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» гарантирует безопасность граждан в связи с их обращениями. Там прямо сказано: «Запрещается преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц»

Это требование закона было грубо нарушено – милиционеры, прикрывая совершенные преступления, подвергли меня уголовному преследованию.

В материалах дела нет ни одного доказательства моей вины. Свидетелями обвинения выступали лица, сами причастные к совершению преступления, о котором я сообщил в милицию.

Я настаиваю, что, обращаясь в милицию, изложил факты так, как они были на самом деле, а рассматриваемое уголовное дело сфабриковано, чтобы преступники смогли избежать заслуженного наказания.

 Я прошу суд дать оценку указанным выше фактам, и полностью оправдать меня по предъявленному обвинению в совершении заведомо ложного доноса и положить конец этой череде грубых нарушений законов РФ.

"> ,next:openstat};(function(d,t){var j=d.createElement(t);j.async=true;j.type="text/javascript";j.src="//openstat.net/cnt.js";var s=d.getElementsByTagName(t)[0];s.parentNode.insertBefore(j,s)})(document,"script")