Сведение счетов

«Был бы человек, а статья найдется» — гласит старая русская поговорка. «Рыбак рыбака видит издалека» — гласит другая. Так выходит, что нечистые на руку граждане быстро находят общий язык. И репрессивный аппарат государства, вместо того, чтобы служить тому самому государству, нередко начинает защищать жуликов. Которые не только ни копейки не платят государству (где вы видели жуликов, уплачивающих налоги со своих «доходов»?), но и напрямую ему вредят.

Два описанных ниже дела объединяют несколько общих черт:

  1. Обвиняемым (жертвой оговора) выступает одно и то же лицо, на протяжении нескольких лет добивающееся расследования преступлений, совершенных на территории СНТ «Весна»
  2. Процессы происходят практически одновременно
  3. Фабрикация материалов произведена сотрудниками УВД по Наро-Фоминску, Апрелевский ГОМ. В частности, непосредственным исполнителем выступил УУМ Насакин Анатолий Викторович, до этих событий (да и после) активный участник афер жуликов на территории СНТ «Весна».
  4. «Свидетели» — активные члены шайки, совершающей преступления на территории СНТ «Весна». Никто другой в ходе милицейских «проверок» не опрашивался
  5. В качестве «документов» — исключительно «свидетельские показания» и предоставленные жуликами справки и выписки, как правило противоречивые и содержащие заведомо недостоверную информацию. Ни один факт не подтвержден документально.

Заведомо ложный донос — ст. 306 УК РФ

Материал в разработке!

Предлогом для фабрикации данного дела послужили события 07 сентября 2007 года. В тот день Смирнов В.П. был в ударе. Говорил много и громко. В мой адрес матерился. Я обратился за сатисфакцией в суд. Требования были удовлетворены. Это так разозлило жуликов, что они пошли на меня в атаку. То, что дело сфабриковано — прямо следует из материалов дела.

Ниже краткое описание событий. 07 сентября 2007 года (рабочий день, пятница) был выбран не случайно — именно в этот день большинство садоводов отсутствовало на участках. Мне позвонили на работу и я приехал. На территории «работали» две бригады. Рабочие, как один, заявляли, что не в курсе, кто заказал работы — мол информация «у начальства» а начальства нет. Смирнов В.П. и компания стояли в сторонке и «приглядывали». Каких-либо вразумительных пояснений они дать не захотели. Смрнов демонстративно обложил меня матом. Находившийся в это время на территории СНТ участковый Насакин Анатолий Викторович заявил, что все происходящее законно и правильно, ему показали документы, а наши возражения «это внутреннее дело СНТ». По официально озвучивавшейся в течение лета-осени 2007 г. версии (Анохин А.Е, Перелыгин Н.П. и Смирнов В.П.) , работы производились некими «спонсорами», причем «бесплатно для садоводов». Называли они эти работы «Монтаж внешней независимой системы учета потребленной электроэнергии». Вроде дело благое. Ан нет. На поверку это был монтаж ограничительных автоматов на вводах в дома садоводов. За замену которых предлагалось уплатить от 40000 (Сорока тысяч) рублей до 90000 (Девяноста тысяч) рублей за каждый «киловатт увеличения мощности».

Лично я считаю подобные действия Смирнова В.П. грубым нарушением закона, в том числе и моих прав потому, что:

  • Ограничение мощности незаконно, о чем я незамедлительно подал исковое заявление. Суд с моей позицией согласился — исковые требования удовлетворены (Наро-Фомиский городской суд, судья Чепурина Лидия Николаевна), несмотря на то, что жулики приложили все силы для затягивания процесса.
  • Публичное унижение чести и достоинства незаконны, о чем я также подал иск. Суд согласился — требования удовлетворены (Солнцевский районный суд г. Москвы, судья Кисель Игорь Владимирович), несмотря на то, что главного фигуранта Смирнова В.П. было очень трудно найти — в его паспорте стояла регистрация по несуществующему адресу в Москве.
  • Оскорбление нецензурной бранью незаконно. Это дело суд отказался рассматривать (138 судебный участок Наро-Фоминского судебного района Московской обл, мировой судья Прохорова Наталья Михайловна), надеюсь написать об этом отдельно.

И все бы ничего, но при монтаже «ВНСУЭП» Смирнова были сняты и увезены в неизвестном направлении щиты учета, ранее установленные садоводами на собственные средства. То есть являющиеся их имуществом. Причем проделано это было в тот момент, когда никого из хозяев щитов рядом не было.

Был снят и увезен мой щиток. О чем я написал заявление в милицию. Но не просто написал, а стал настаивать на проведении расследования и принятии мер.

Но, как я говорил, при описываемых событиях на территории СНТ «Весна» находился милиционер — капитан милиции Насакин Анатолий Викторович. Который категорически отказался вмешаться в явно незаконные действия. И был упомянут в заявлении. Он-то и стал главным действующим лицом этих событий. Как потом он объяснил мне в здании Наро-Фоминского суда в приватной беседе: «Заставив нас (милицию) расследовать это дело, ты поставил меня перед выбором: либо стать соучастником преступления, либо возбудить дело по статье  заведомо ложный донос».

Его интересы совпали с интересами Смирнова В.П. и его «соратников», которые сильно обижались на меня и за этот сайт, и за поданные исковые заявления и за то, что я имел смелость быть контактным лицом в коллективных жалобах садоводов.

Они нашли друг друга и на свет появилось Уголовное дело №64511 по материалам проверки, произведенной … УУМ Насакиным Анатолием Викторовичем.

По версии обвинения (УУМ Насакин Анатолий Викторович, следователь Сухова Оксана Викторовна, прокурор Асеев Евгений Александрович) имущество садоводов (около 15 щитов) было изъято и увезено в неизвестном направлении «по решению общего собрания СНТ». Большинство владельцев щитов до сих пор не знают, что случилось с их имуществом (процесс надо мной сделал их нелюбопытными). Вместе со мною по 306 статье решили привлечь и мою соседку. Почему дело сфабриковано:

  • Ни до, ни во время, ни после рабирательства не представлено никаких документов о том, что было какое-либо «решение собрания»
  • Ни до, ни во время, ни после рабирательства не представлено никаких документов о том, кто прозводил работы. Можно утверждать, что официально работы 07 сентября 2007 года на территории СНТ «Весна» не производились.
  • Проверочный материал Насакина Анатолия Викторовича не отвечает ни на один вопрос заявления, проверка по которому производилась. И содержит откровенную чушь.
  • Про такие мелочи, как соблюдения требований ст 307 УПК РФ (указание места, времени, целей, способа совершения преступления, формы вины, мотивов, целей и последствий) я вообще молчу. Судью можно понять — события преступления не было.

Нанесение побоев — ст. 116 УК РФ

Материал в разработке!

Эта статья УК РФ относится к делам «частного обвинения». Видимо поэтому и является излюбленным приемом для сведения счетов. Тому служат несколько причин:

  • Уголовное дело заводится по факту подачи заявления частного обвинения — достаточно просто обратиться в суд. При этом не важно, происходили ли события, изложенные в этом заявлении на самом деле или нет. Считается, что суд разберется. То есть волей заявителя-частного обвинителя любой гражданин получает статус «подсудимый» и приговор. С учетом яркой обвинительной направленности судебной системы, вероятность оправдвтельного приговора крайне мала. Обычно суд ни в чем не разбирается.
  • Судьями дела частного обвинения считаются незначительными, несмотря на принадлежность их к уголовному процессу. И ничего страшного в вынесении несправедливого обвинительного приговора они не усматривают — никого же в тюрьму не посадили.А что устраиваются «разборки» — мол, сами дураки. Попытки доказать невиновность судья часто воспринимает как затягивание процесса (на мировое соглашение по сути самооговор, же не идет), что не улучшает отношения к обвиняемой стороне.

В итоге жертве (в случае банального оговора) частного обвинения «светит» потрепанные нервы и, как правило, обвинительный приговор.

Материалы уголовного дела приведены для тех, кто заинтересован в глубоком анализе данного случая. В материалы невошли несущественные процедурные документы а также материалы, содержащие персональную информацию участников процесса (копии паспортов, например).

Анализ уголовного дела однозначно указывает на сфабрикованность обвинения и неспрведливость вынесенных решений.

Почему дело сфабриковано:

  • Материалы об «избиении» Смирнова Виктора Петровича мною (Суховым Д.Н.) собирались УУМ Насакиным Анатолием Викторовичем по заявлению Филипповой Ольги Николаевны (!). Сам Смирнов В.П. ни с какими заявлениями по фактам событий 05 августа 2007 г.  в милицию не обращался. Хотя 05 августа 2007 года милицейский наряд выезжал по вызову (Воробьевой Н.И.) на территорию СНТ «Весна» и отбирал объяснения у всех желающих. При этом рядом находились и Сухов Д.Н. и Смирнов В.П.
  • Хотя Смирнов В.П. в милицию по факту нанесения ему «побоев» не обращался, его заявление частного обвинения подано в 138 судебный участок Наро-Фоминского судебного района Московской области одновременно с направлением в суд проверочных материалов Апрелевским ГОМ.  Удивительное совпадение!
  • Материалы собирались УУМ Насакиным А.В., хотя заявление Филипповой О.Н. отписано для исполнения УУМ Щербакову.
  • В материалах, собранных УУМ Насакиным А.В. есть заявление подполковника милиции, начальника ФМС по Внуково Местюкова Александра Сергеевича (также отписанное УУМ Щербакову). Однако это заявление не проверялось, с заявлением Филипповой О.Н. в одно производство не объединялось. Кстати, деталь: это заявление написал человек, более 10 лет проработавший оперативным дежурным в ОВД «Внуково». А предупреждение по ст. 306 в конце он поставить «забыл». Подстраховка — мало ли что.
  • 05 августа 2007 г в то самое время, когда ему наносились «побои», Смирнов В.П. событий, он сильно повредил руку Воробьевой Н.И. (я лично возил ее в больницу в Апрелевку) о чем есть заявление Воробьевой Н.И. Однако это заявление в одно производство с заявлениями г.г. Филипповой О.Н. и Местюкова А.С. не объединялось, проверка по нему Насакиным А.В. не производилась.
  • В материалах дела есть очень любопытный документ — объяснение Смирнова В.П. Единственное (!) объяснение данное Смирновым В.П.сотрудникам милиции (ранее в милицию по поводу «побоев» не обращался и никому объяснений не давал) , причем накануне  передачи милиционерами  материалов в суд для возбуждения УД в порядке частного обвинения. По словам г-на Смирнова В.П. это объяснение он собственноручно набрал, распечатал на компьютере и подписал, так как его об этом попросил УУМ Насакин А.В. по телефону. Затем Смирнов В.П. отнес это объяснение в помещение Марушкинского пункта охраны порядкаи и передал его Насакину А.В. По счастливой случайности, лицевая сторона объяснения прдставляла собой официальный бланк, который УУМ Насакин А.В. там же, надо полагать,  и заполнил. Как Смирнова В.П. посетила идея напечатать такое необычное объяснение, он пояснить затруднился.
  • В этом объяснении Смирнов В.П. утверждает, что «побои» ему наносились в два приема (попытки). Об этом же он три (!) раза говорит в заявлении о возбуждении УД частного обвинения (тут, тут и тут). А вот в судебном заседании (в четырех, если быть точным- мировой судья и три апелляции) Смирнов В.П. и все его свидетели обвинения в один голос, как по написанному в подробностях описывали три (!) приема (попытки). Объяснить это несоответствие и Смирнов В.П. и свидетели обвинения затруднились.
  • В заявлениях о возбуждении УД частного обвинения (тут, тут и тут) Смирнов В.П. утверждал, что за медицинской помощью не обращался. То же он неоднократно повторял в судебном заседании у Марушкинского мирового судьи Прохоровой Натальи Михайловны. То же он говорил во время проведения первой судебно-медицинской экспертизы. Но в последний день (!) Сминов В.П. вдруг ходатайствует о приобщении к материалам дела медицинской справки, якобы свидетельствующей о его визите к терапевту 08-08-2007 и доказывающей , по версии Смирнова В.П. факт нанесения  ему «побоев» 05-08-2007.
  • Вторая апелляция справку приобщила. Но у г-на Смирнова В.П. на момент слушания дела (для предоставления на экспертизу), как назло  потерялась медицинская карта. Но нашлась выписка, в которой отражено только два эпизода — больничный (откладывалось слушание дела) и «визит к терапевту» три дня спустя после «жестокого избиения». Причем терапевт на редкость неумело описал этот «визит» — повторная судмедэкспертиза ничего оценить не смогла.

Это наиболее яркие факты, которым отказался давать оценку Наро-Фоминский суд. На которые дважды указывала кассационная инстанция (определение 1, определение 2). Но желание вынести по этому делу именно обвинительный приговор у судей Наро-Фоминского городского суда оказалось сильнее.

Приговор обжалуется.

"> ,next:openstat};(function(d,t){var j=d.createElement(t);j.async=true;j.type="text/javascript";j.src="//openstat.net/cnt.js";var s=d.getElementsByTagName(t)[0];s.parentNode.insertBefore(j,s)})(document,"script")